СДВГ: 10 мифов о синдроме дефицита внимания и гиперактивности


1604695_535789893210967_8018726124211340144_nСДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, окруженное мифами. Их не десять – их сотни и тысячи. Остановимся на основных.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, встречающееся примерно у 5% детей. У городских – чаще, чем у деревенских, у мальчиков – в 4-5 раз чаще, чем у девочек/

Не станем здесь обсуждать главный миф, который активно поддерживают, например, сайентологи и организованная ими Гражданская комиссия по правам человека: мол, СДВГ – это надувательство, миф, результат всемирного заговора психиатров и фармакологов. Спорить с сайентологами – так же бессмысленно, как мести дорогу в листопад, сколько ни убирай – нападает еще. Отношения сайентологов с психиатрией и психологией вообще и с СДВГ в частности – отдельная огромная тема, которая еще ждет своего исследователя. Но недоверчивое российское общество очень охотно принимает на веру идеи «нет никакой болезни», «не надо травить детей таблетками», «хорошего ремня – вот чего им надо». На этом и остановимся.

«Они не больные – они разбалованные и невоспитанные»

На первый взгляд кажется, что дети с СДВГ, не признающие никаких правил и норм, ежесекундно делающие что-то не то, в самом деле плохо воспитаны. Кажется, что надо просто объяснить им, как себя вести.

Беда в том, что объяснения с этими детьми не работают. Дети прекрасно знают правила и нормы. Но когда им нужно применить их на практике в сложной, перегруженной эмоциями ситуации – они забывают обо всех правилах и немедленно выбирают самое простое и самое дурацкое решение. Так домашние хозяйки безо всякого СДВГ регулярно хватаются за горячие кастрюли и противни, где что-то горит, и обжигаются до пузырей — просто потому что надо срочно убрать еду с огня, а про прихватку подумать некогда…

Строго говоря, дети с СДВГ в самом деле не «больные» — и относиться к ним как к «больным» очень вредно. Примерно так же вредно относиться к ним как к здоровым и «охамевшим», и лечить их ремнем.

«Ремня им хорошего надо»

Ремень – это только акция устрашения. Дети с СДВГ нарушают правила и нормы почти ежеминутно. Когда родители начинают применять ремень – у них очень быстро исчерпывается арсенал педагогических мер. Отношения между родителями и детьми разрушаются, главным средством воспитания становится устрашение. Но и его хватает ненадолго – до подросткового возраста. А потом?

А самое главное – насилие не помогает детям с СДВГ решать их проблемы: вовремя вспоминать об обязательствах, своевременно делать уроки и проверять себя, продумывать сложные для них алгоритмы поведения в трудных ситуациях, даже наводить порядок в комнате. Для ребенка, который не в состоянии выстроить простую программу поведения – что сначала, что потом, что в последнюю очередь, — и не может удержать в голове три пункта списка, уборка в комнате превращается в бессмысленное мучение, его надо специально учить наводить порядок. А ремень ничему не учит.

«Они себя не контролируют – они больные, значит, им надо все прощать»

Это так же глупо и вредно для детей, как и ремень. Все прощать – это оставить ребенка в хаотическом мире вообще безо всяких границ, рамок, направления и указания. Это все равно что высадить его посреди Пекина или Куала-Лумпура без денег, документов, словаря, карты и телефона. Как он должен понять, куда идти, что делать, как жить?

Попустительство так же вредно, как и физическое наказание. Ключ к решению проблем СДВГ – это понятные (написанные и нарисованные в том числе) правила, схемы и алгоритмы, постоянная обратная связь со стороны взрослых, дополнительная мотивация (нормальная детская мотивация – интересно, любопытно, хочется узнать больше – у этих детей быстро угасает).

«Их не надо лечить, их надо воспитывать»

Лечение и воспитание не исключают друг друга. Когда родители начинают понимать, в чем причина проблем ребенка и как правильно организовать его жизнь и учебу, — и ребенку, и родителям становится гораздо легче жить. Если удается найти общий язык со школой и организовать помощь ребенку в школе — жизнь почти совсем нормализуется. Компенсировать удается очень многое, и при правильном педагогическом подходе многие дети обходятся без лечения. Это, впрочем, не значит, что лечение вообще никому не нужно.

«Им не место в нормальной школе, им лечиться надо»

Лечиться бывает необходимо. Правильно поставленный диагноз и грамотно подобранное лечение часто позволяют добиться эффекта, которого не дают ни учительские гневные записи, ни папин ремень, ни мамины слезы. В лучших случаях родители сами замечают, как ребенок меняется после начала лечения: он становится собранным, внимательным, больше успевает, меньше теряет вещи, меньше ссорится и скандалит.

Тем не менее школы не должны считать, что учить гиперактивных детей – не их задача. Дети с СДВГ имеют такое же право на обучение, как и все остальные дети. И никакие чужие мамы не имеют права писать коллективные жалобы с просьбой убрать скверного ребенка из класса. Они имеют право требовать, чтобы школа обеспечила безопасность их детей, и не более. И школам в самом деле надо многому научиться, чтобы справляться с «гиперами». Выпихнуть их из школы – самый простой вариант, но совершенно незаконный. В идеале лечение, помощь дома и помощь в школе должны дополнять, а не исключать друг друга.

«Такие дети были всегда, это новомодное название для двоечников и хулиганов»

Такие дети в самом деле были в каждом классе, и обычно они действительно получали клеймо «двоечников» и «хулиганов». Когда ребенок с детства привыкает к тому, что он – плохой, что он заслуживает осуждения, — антисоциальный исход становится для него все более вероятным. Для того, чтобы избежать такого исхода, от родителей и учителей такого ребенка требуется очень много внимания, терпения, любви – и высокого профессионализма. Простые и понятные меры – «просто любить», «просто побольше спрашивать», «просто пороть», «просто побольше уделять внимания» — с такими детьми не работают. Чтобы с ними справляться, надо специально учиться особым методам помощи.

«Сейчас у всех детей дефицит внимания, это из-за компьютера и телевизора»

В последние десятилетия все чаще говорят о том, что раньше дети были способны читать медленно, воспринимать сложные тексты – а теперь не в состоянии даже прочитать и понять простой отрывок. Говорят о «клиповом сознании», о цивилизационном сдвиге – и о новом поколении детей.

В самом деле – даже взрослые привыкают читать быстро, по диагонали. Старые и любимые детские фильмы, которые мы смотрели с замиранием сердца, сейчас кажутся невыносимо затянутыми, медленными – мы привыкли к более стремительному монтажу, быстрой смене кадров. Разумеется, все это верно и для нового поколения детей. Кроме того, нынешние дети не относятся к старшим с пиететом по умолчанию – авторитет у них приходится трудно зарабатывать; у многих из них в самом деле отсутствуют представления о правилах и нормах поведения – но все это не имеет никакого отношения к клиническим проявлениям СДВГ.

Любой, кто выступал перед детской аудиторией, видел, что обычно дети (при условии, что им рассказывают что-то интересное) начинают болтать и ерзать на стульях минут через пятнадцать-двадцать после начала. Но в каждой аудитории есть три-четыре человека, которые начинают вертеться и раскачиваться уже через пять-десять минут – и обычно это наши сдвг-шки. Хотя и поколение одно, и телевизор с компьютером всем доступны. Дети с СДВГ в самом деле больше склонны прилипать к компьютеру и телевизору – но здесь совсем другая причинно-следственная связь: телевизор и компьютер позволяют им поддерживать высокий уровень внимания, не прилагая к этому никаких усилий. Отсюда – миф 8:

«Да нет у него никакого дефицита внимания, вон он четвертый час за телевизором сидит и внимательно смотрит»

Внимание бывает произвольным (это когда человек сам его направляет на какой-то предмет и удерживает усилием воли) и непроизвольным. Когда мы идем по улице и видим мельтешащую огнями рекламу или уличную драку – мы непроизвольно таращимся туда, нам не надо совершать усилий. А вот когда ведем машину – надо специально сосредоточиться – и, наоборот, игнорировать все и светящиеся рекламы, и уличные драки (вот это как раз людям с СДВГ дается очень плохо, поэтому взрослые с СДВГ чаще попадают в аварии).

Телевизор и компьютер сами тебе светят, мерцают, поют, пляшут, развлекают – от тебя не требуется никакого усилия, чтобы удерживать внимание на экране или мониторе. Наоборот, детям с СДВГ очень сложно от них отлипнуть. То же самое у них бывает с очень любимыми делами – собиранием «Лего», например. А вот когда читаешь теорему по геометрии – усилий, чтобы удерживать внимание на тексте учебника, требуется очень много. Единственное исключение – дети, которые влюблены в математику, такие тоже бывают.

«Это дети индиго, им не надо мешать, они обладают врожденной мудростью»

«Дети индиго» – это оккультная концепция, одна из бесчисленных вариаций религиозной философии в русле Нью Эйдж. Инопланетная сущность Крион, синяя аура, ясновидящая, лечение кристаллами – есть люди, которым это очень нравится. Разумеется, очень привлекательная идея – считать своего ребенка не больным, не проблемным, а особо одаренным и гениальным.

В самом деле, СДВГ часто сочетается с одаренностью, в мире этот феномен известен как «двойная исключительность», сочетание дефицита в одной области и одаренности в другой. Более того, одаренные дети в скучной обычной школе могут так же ерзать, изнывать и балбесничать, как самые гиперактивныегиперы – и спасает их от этого адекватный уровень учебной нагрузки.

Но отношение к своему ребенку как к «древней мудрой душе», которая сама все знает – это, помимо оккультизма, еще и безответственное требование преждевременного взросления. Ребенка, по сути, вынуждают быть взрослым — принимать сложные решения, быть хозяином положения, быть лидером, когда он еще не обладает ни нужным опытом, ни знаниями, ни навыками для этого.

«Это нормальные дети, просто взрослые хотят, чтобы они сидели смирно и не мешали, и потому зомбируют детей таблетками
Нормальная познавательная активность ребенка, даже когда повышенная, отличается от гиперактивности главным: она имеет цель и смысл. Гиперактивность – активность хаотичная, случайная, бесцельная. Ее единственная цель – сиюминутная стимуляция, получение сильных ощущений, а не познание.

Разумеется, школы не идеальны, в школах может быть скучно, однако гиперактивность и невнимательность не вызываются плохим качеством обучения (как не вызываются и плохим воспитанием).

Лечение СДВГ не нацелено на то, чтобы ребенок сидел смирно и молча. Седативные (успокоительные) препараты не применяются для лечения СДВГ. Препараты, разработанные для этого состояния, нацелены на увеличение времени активного внимания – то есть ребенок получает возможность слушать учителя внимательно не пять минут, а двадцать пять; не реагировать сразу, а подумать; не бросать домашнюю работу на пятой строчке, а доделать до конца… В тех случаях, когда лечение подобрано адекватно, родители часто говорят о том, что ребенок становится взрослее, разумнее, внимательнее, начинает лучше учиться, меняется к лучшему даже атмосфера в семье.

Впрочем, как уже было сказано выше, лечение не заменяет, а дополняет родительские воспитательные усилия. Понимать своего ребенка, уметь правильно помочь ему, уметь поддержать его – все рано самое главное.

Источник http://www.miloserdie.ru/articles/10-mifov-o-sindrome-deficita-vnimaniya-i-giperaktivnosti