Tag Archives: карликовость


Маленькая мама 0

На фото: Раиса Васильева с внуками Раиса Васильева родилась в год Великой Победы в городе-герое Ленинграде и оказалась очень маленького роста. Такой вот протест: все советские люди должны были быть большие и красивые, а она вдруг в два раза меньше, чем надо. При этом почти всю жизнь она прожила без оформленной инвалидности, «на общих основаниях». На тех же основаниях вышла замуж и родила дочь – обычного роста, как бывает только в одном случае из десяти. Сейчас ей шестьдесят восемь, и у нее все хорошо. Все нормально. Если говорить всю правду о том, какая у меня жизнь, это, наверное, будет не очень этично по отношению к некоторым людям. Да, к матери. Все-таки она меня родила… Ну да ладно. Я – почти дитя блокады. Первое, что сказали маме в роддоме – что лучше подписать отказную и оставить меня там. Это ведь было сталинское время, а Сталин, как вы знаете, инвалидов не признавал. Но когда в роддом пришел отец, он посмотрел на меня и сказал: «Наша, забираем домой». Тело и голова у меня с рождения обычного размера, а руки и ноги в два раза короче, чем должны быть. Из-за этого до двух лет я не ходила: тело было тяжеловато для моих ног. У меня бы не было шансов устроиться на работу, если бы не практика в школе в старших классах. Я попала на работу контролером в оптический цех ЛОМО (Ленинградского оптико-механического объединения). А потом окончила школу и думаю, надо пойти еще поучиться. Пошла поступать в Политехнический институт имени Калинина (ныне СПбГТУ – прим.авт.) и прошла по конкурсу на общих основаниях. Кстати сказать, инвалидность мне присвоили только в 52, что ли, года. Почему? Это вы меня спрашиваете? Ну, то ли мама стыдилась меня (это было хорошо заметно), то ли просто другое время было. Кстати, я здоровая как лошадь, тьфу-тьфу-тьфу. Вот сейчас начали болеть ноги, потому что они как были короткие, так и остались. А так все хорошо. Все нормально. В 24 года я вышла замуж за здорового мужика. Высокого. Из Карелии. Как познакомились? Значит, выхожу я из концертного зала после спектакля театра «Ромэн», а он стоит на остановке… Моя мать была против свадьбы, но тут ее страх можно было понять: неизвестно же, что здоровому мужику нужно было от меня. А я не боялась. Я была такая, как вам сказать, «оторви и брось». Я была оптимистка, жизнерадостная, не обращала ни на кого внимания. Ну показывают пальцем, ну и что? Когда маленькие ребятишки, ростом чуть ниже меня, спрашивают: «Ты чего такая маленькая?» — я говорю, мол, каши мало ела и родителей не слушалась. Ешь кашу, слушайся маму и вырастешь. Меня никто не учил так говорить. Я сама дошла. Моим воспитанием вообще-то не очень занимались. Когда мне было девять лет, у мамы с папой родилась вторая дочь. Высокая. Это для них был пуп земли. А я, как сказать… Ну… Они считали, что я всю жизнь буду иждивенцем. А получилось не так. В детстве я оставалась дома одна и все делала: и окна мыла, и полы. Где было что-то не достать с высоты, брала скамейки. И в магазин ходила, приносила все, что могла перетащить. Может, поэтому я и прожила такую жизнь, что все хорошо, все прекрасно. И настроение всегда оптимистическое. Так вот, вышла я замуж, и 12 лет жили мы без детей. В двадцать восемь я сделала первый аборт, потому что врачи не разрешали мне рожать и потому что мать тоже была категорически против. А потом, когда мне было 35 лет, сестра родила мальчишку. Я посмотрела на него и – решилась забеременеть. Когда мать узнала, написала мне письмо: «Ты что, дура? Что ты натворила? Ты ...