Tag Archives: любовь аркус


Дверь открыта. Часть первая 0

«Газета.Ru», «Letidor» и Центр помощи людям с аутизмом «Антон тут рядом» представляют серию репортажей поэта и эссеиста Дмитрия Воденникова Аутизм — это не болезнь, это особенность развития. Человек с расстройством аутистического спектра может быть гениально одарен, может быть по факту умственно отсталым, но в любом случае его шансы в социуме без должного сопровождения равны нулю. В рамках проекта «Люди тут рядом» «Газета.Ru» и «Letidor» опубликуют серию репортажей поэта и эссеиста Дмитрия Воденникова о том, как живут студенты Центра помощи людям с аутизмом «Антон тут рядом». В каждом материале можно будет найти информацию о том, как помочь Центру и его подопечным. 1. Этот дом похож на корабль. Любовь Аркус, все это придумавшая и воплотившая, так и говорит, что она с самого начала хотела, чтобы центр «Антон тут рядом», занимающийся проблемами аутизма, походил именно на корабль. И чтобы детей, подростков и молодых людей на этом корабле называли студентами. Ибо они здесь учатся. Не болеют, не изолируются от всех остальных, а именно учатся. Учатся жить не как все. В одной из комнат в центре стоят инструменты. Их подарил Бутусов. В центре устроены мастерские. Они представляют собой большие, отгороженные занавесками боксы, в каждом из которых есть окно. Также в центре оборудована кухня. Студентам готовят еду два молодых повара, и потом ребята все вместе едят. Они и тьюторы (так называют сотрудников, которые с ними работают) — все сидят за большим столом. Один студент из всех занятий любит именно это: развозить на тележках обед. Я тут гость, и поэтому меня водят по всем помещениям дома-корабля, показывая, как все устроено. Почему-то я чувствую неловкость. Когда человек испытывает неловкость, он лажает. Последнюю свою глупость в первый день пребывания в центре я совершил, когда уже уходил. Все игры и занятия были в самом разгаре, но мне надо было идти расшифровывать текст, и, когда я уже надел пальто и взял сумку, я подошел к закрытой входной двери и спросил сопровождающую меня сотрудницу: «Дверь отопрете?» Она очень удивилась моему вопросу: «В каком смысле отопрете? Дверь открыта». Но эта моя нелепая реплика про дверь была еще впереди. А сперва — мне показывают дом-корабль. 2. Тьютор Яна, удивительно красивая девушка (это, кстати, не умиленное мое наблюдение, у всех остальных сотрудников центра лица как лица, как у меня и у вас, обычные, а у нее — совершенно венецианское), рассказывает мне про 17-летнего слабослышащего, почти глухого подростка Шуру. Шура ходит в специальную школу. Пока мы разговариваем, к нам несколько раз подходит высокий 19-летний юноша Коля и все время пытается выдернуть Яну из нашей беседы. По непонятным соображениям мне все время хочется сказать ей: «Вы подойдите к нему, выясните, что он хочет». Но я каждый раз спохватываюсь, понимая, что я тут пришлый человек и это вообще не мое дело — лезть в их отношения наставника и ученика. Однако Яна на все приставания Коли реагирует очень спокойно, объясняя ему, что сейчас подойти она не может. «Коля, ты же видишь, мы разговариваем», — говорит она. Коля опять отходит на три-четыре минуты, чтобы снова неизбежно вернуться. — Сколько у вас подопечных? — спрашиваю я у Яны, пока Коля громко разговаривает в нескольких метрах от нас. — Два-три, Коля — самый активный, — отвечает она. — А вот Шура совсем другой: очень старательный и дисциплинированный. Он очень любит поесть, и раньше его родители, чтобы как-то его контролировать, пытались стимулировать ...
Alexey_Gerasimchuk_IMG_5038_v1-pic510-510x340-44052