Tag Archives: особое родительство


Психологическая трансформационная игра «Семейные сценарии» 0

Ведущая Ирина Рогозенко 3го июля в 18:30 Подвысоцкого, 3-а, ст. м. "Дружбы народов" "Семейные сценарии" - это настольная психологическая трансформационная игра для тех, кто хочет сделать свою семью более крепкой и счастливой. За два часа игры: - вы поймете, какие процессы и почему происходят в семье; - вы почувствуете то, чего могли не замечать и не чувствовать раньше; - вы сможете скорректировать свои действия во благо себе и своей семье. Игра СЕМЕЙНЫЕ СЦЕНАРИИ позволяет увидеть свою семью, словно «сверху», целостно, во взаимосвязи отношений. И даёт возможность выйти из системы и посмотреть со стороны, позволяет увидеть те ответы, которые есть в семье, но которых вы пока не замечали. Запись - ladnaya@gmail.com Адрес: Подвысоцкого, 3-а, третий подъезд, левая дверь, вниз и налево. Карта: https://maps.yandex.ua/143/kyiv/?um=Dclu9lMv3SdrA2vFbbT7NPNOF1UmaJ3F&l=map&ll=30.545308%2C50.416807&z=17
11694793_10207199231406290_4058231463736754699_n

«Особая Мама» Фотопроект 0

"Особая Мама" Фотопроект Ко Дню Матери, мы представляем фотопроект «Особая Мама». Фотографы Ольга Латий и Светозар Белорусов. Этот фотопроект посвящен мамам особых детей, мамам детей с особыми потребностями, Особым Мамам. В проекте участвует десять мам, чьих детей называют детьми дождя. Десять мам, которые воспитывают детей с аутизмом. "Я - особая мама. Так случилось, что я стала мамой для непростого ребенка, ребенка загадочного, непонятного, ребенка, который живет в своем мире: ребенка с аутизмом. Но посмотрите на меня. Я мама, просто мама! Я люблю своих детей такими, какие они есть. Я вижу в своем особом ребенке то, что часто не видят окружающие: его красоту, его чистоту и искренность, его непосредственность, чувствительность и чувственность, его проницательность, его безграничную любовь. За спиной моего ребенка стою Я. Я его ангел хранитель, я его друг, я его учитель и я же ученик у него, у своего особого ребенка. Но кроме того, что я мама, я женщина! Посмотрите на меня! Я красивая, счастливая, веселая, любимая и любящая. Это Я! Особая Мама!"
Osobaya-mama

Что изменится в мире, если мы лишний раз поддержим того, кто слабее? 0

Он просто стоит возле детской площадки и тихо смотрит как играют его сверстники. Вот и сейчас его вывел чей-то папа под общий недовольный гул: "Пожалуйста, уберите своего мальчика, он мешает играть остальным!" - Мам, а я правда дурачок? Он смотрит на меня своими огромными голубыми глазами, пытаясь прочитать ответ на моем лице и достучаться до правды. - Тема, ты что.. Нет, нет конечно!!!! ( постепенно до меня доходит...) Кто тебе сказал такое, сынок? Кто? - Никто... (опуская голову) Знаю - не скажет, ни за что не скажет. Будет молча переживать, будет снова уходить в свое зазеркалье, только бы не чувствовать как это больно - быть не таким как все. Не таким ловким, не таким быстрым, не таким умным, как остальные. Быть просто другим, особенным с приставкой "минус", а не "плюс." Он почти не плачет. Плохо говорит. Коверкает слова и не может объяснить свои ощущения. Ему 9 и у него аутизм. Он не умеет как многие мальчишки в его возрасте кататься на велосипеде, не понимает как играть в футбол и в какие ворота нужно забрасывать мяч, не может усвоить правил командой игры и часто просто стоит возле детской площадки и тихо смотрит как играют его сверстники. Вот и сейчас его вывел чей-то папа под общий недовольный гул: "Пожалуйста, уберите своего мальчика, он мешает играть остальным!" Тихонечко, послушно, безропотно уходит. Такая тишина вдруг, как будто бы звук во всем мире выключили... А жизнь продолжается, но для меня на мгновение все остановилось. Он идет ко мне, а я чувствую как сжимается мое сердце, но не от боли, а от огромного желания хоть что-то изменить в этом мире, чтобы люди хотя бы немного понимали друг друга. Осторожно обнимаю сына за плечи. Потом все крепче и крепче, как будто заново возвращая к чувствительности, он сейчас как будто заморожен, он ничего не чувствует. Конечно. Так легче. И шепотом, про себя, себе: "Все будет хорошо, сыночек, все у тебя еще будет. Не переживай." И я знаю, что он не переживает. Он запретил себе переживать. Он запретил себе даже пытаться с кем-то сблизиться, потому что общение для него - это боль. Боль сплошным потоком. Черно-белой нескончаемой лентой, Мир - как стекло. Мутное, непонятное стекло. И он понимает, что за пределами этого мира он - другой. Не такой как все. Дурачок. А на самом деле - Маленький Принц. И я сажусь рядом и в сотый раз пытаюсь показать ему его огромную, космических масштабов ценность: " Ты- мое счастье, слышишь? Ты - лучшее, что случилось в моей жизни, Темка! Ты скоро научишься кататься на велосипеде, и играть в футбол ты тоже научишься, нам нужно заниматься, развивать руки и ноги, развивать координацию, у тебя уже хорошо получается ловить мяч! Скоро мальчишки возьмут тебя в свою команду, вот увидишь! Будешь нападающим! Будешь-будешь, никуда не денешься! Темка, все будет хорошо!" Не верит. Лишь на секунду глазки распахиваются, а потом снова замирают в пустоте. Пока ему в своем мире, за стеклянным забором привычней, чем снаружи, в этих каменных джунглях, где не понять где люди, где машины, где люди - машины без сердец, без времени на чужие проблемы, без желания вникать и углубляться в другую, такую непростую жизнь. И я могу понять жестоких в своей искренности детей, которые говорят то, что думают, и очевидно, следуя самому простому способу, просто выключают из игры того, кто не умеет, мешается, теряется, путает "право и лево"... Я могу понять осторожную логику взрослых: непредсказуемо, странно, а значит, опасно... Я могу понять очевидный ...
1cbe6a50065311e292c922000a1cf71c_7

ОСОБАЯ МАМА 0

Это эссе написала Эрма Бомбек, 11 мая 1980г. Большинство женщин становятся матерями случайно, некоторые – по желанию, немногие – из-за социального давления и единицы – по привычке. В этом году около 100 000 женщин станут матерями детей-инвалидов. Задумывались ли вы когда-нибудь, как выбираются эти матери? Я представляю себе Бога, как он парит над землей и с особой осторожностью, заботой и тщательностью работает над продолжением рода. Он внимательно наблюдает и диктует своему Ангелу распоряжения в огромную Главную Книгу. «Армстронг Бетти, сын. Ангел-хранитель – Матфей». «Форрест Марджори, дочь. Ангел-хранитель – Силия». «Рутледж Кэрри, близнецы. Ангел-хранитель … дай ей Джерарда. Он привык к проклятиям». Наконец Бог называет Ангелу одно имя и улыбается: «Дай ей ребенка-инвалида». Ангел любопытствует: «Почему именно ей, Господи? Она же так счастлива!» «Именно поэтому! – улыбается Бог. – Могу ли я дать ребенка-инвалида матери, которая не знает смеха и радости? Это было бы жестоко!» «Но имеет ли она должное терпение?» – спрaшивает Ангел. «Я не хочу, чтобы она была слишком терпелива, иначе она утонет в море самосожаления и отчаяния. Когда пройдут потрясение и чувство обиды, она справится. Я сегодня наблюдал за ней. Она имеет понятия о самостоятельности и независимости, которые так редки и так нужны матерям. Понимаешь, ребенок, которого я ей дам, имеет свой собственный мир. Она будет добиваться, чтобы он жил в ее мире, и это будет нелегко». «Но Господи, мне кажется, она даже не верит в тебя!» Бог улыбается: «Ничего, это поправимо! Нет, она идеально подходит! У нее достаточно эгоизма.» Ангел затаивает дыхание: «Эгоизма? Разве это добродетель?» Бог кивает. «Если она не будет иногда расставаться с ребенком, она всего этого не вынесет. Да, это – та женщина, которую я благословлю таким несовершенным ребенком. Она еще не знает этого, но ей можно будет позавидовать. Никогда она не воспримет произнесенное ребенком слово, как само собой разумеющееся, не отнесется к его шагу как к чему-то обыденному. Когда ее ребенок произнесет первый раз: «Мама», – она станет свидетелем чуда и поймет это. Когда она будет описывать дерево или закат своему незрячему ребенку, она увидит мое творение так, как дано его видеть лишь немногим. Ей будет разрешено отчетливо видеть то, что вижу я: невежество, жестокость, предрассудки, – и я позволю ей возвыситься над всем этим. Она никогда не будет одна. Я буду рядом с ней каждую минуту каждого дня ее жизни, потому что она исполняет на земле мою работу так превосходно, как будто она здесь, рядом со мной!» «И кто же будет ее ангелом-хранителем?» – спрашивает Ангел, и его перо зависает в воздухе. Бог улыбается: «Зеркала будет достаточно».
10294990_522914524498504_7224475297236303190_o

Тренинг «Искусство понимать друг друга» 0

Тренинг для мам солнечных деток - деток с синдромом Дауна от ВБО "Даун Синдром" Мама – такое короткое слово, всего четыре буквы, а сколько в нем смысла… Мама для маленького Солнышка, пришедшего в наш мир — это и доктор, и дежурная патронажная медсестра, и психолог, и воспитатель, и няня, и повар…Круговорот дел, забот и проблем поглощает…. Как в бурлящем потоке жизни сохранить гармонию в семье? Как укрепить отношения? Как научиться слышать других и быть услышанной самой? Уважаемые мамы наших солнышек! 17 мая, в субботу, оставьте на несколько часов Ваших деток на пап, бабушек, дедушек и приходите к нам, в Центр раннего развития @ВБО «Даун Синдром» на тренинг «Искусство понимать друг друга», который пройдет при поддржке Благотворительного фонда Олеся Довгого та Екатерины Гориной. Для кого тренинг? — Для мам детей с синдромом Дауна возраста 0-5 лет Продолжительность тренинга — 11.00-15.00 Задачи тренинга: усиление способности мамы к пониманию эмоционального мира своего ребенка через установление визуального и физического контакта, наблюдение и совместную деятельность; изменение неадекватных родительских позиций; оптимизация родительского взаимодействия в процессе воспитания детей. Цели тренинга: сплочение семьи, формирование и отработка навыков сотрудничества с ребенком; Программа тренинга : • приветствие (знакомство, открытое общение); • разминка (сказкотерапия – сказки Эльфики о принятии ребенка); • активности (игры и упражнения, психогимнастика, ролевые игры); • релаксация «Очищение от тревог»; • общий круг – обсуждение занятия, прощание. Ведущие тренинга: Ольга Черненко, Виктория Миронова – психологи Центра раннего развития ВБО «Даун Синдром». Итог тренинга: • — позитивные эмоции; • — новые знакомства; • — создание открытки «Будущей маме». И просто хорошее настроение! Предварительная регистрация обязательна. Количество участниц ограничено. Зарегистрироваться Вы можете: - заполнив он-лайн форму тутhttps://docs.google.com/forms/d/1K0-ugK1ym-DdK2-VTiFq1KVA6izYzrdm4IC7I0d9_Fg/viewform - позвонив по телефонам: +38 (044) 540-96-09, моб.тел: +38 068-340-59-93 Тренинг будет проходить в Центре раннего развития ВБО «Даун Синдром» по адресу: 02218, Украина, г.Киев, ул. Радужная, 51 Участие в тренинге бесплатное! Подробнее смотрите тутhttp://downsyndrome.org.ua/trening_dlya_mam Фото с сайта http://noahsdad.com/
10325200_515845195205437_8945421900488296637_n

«…Хотелось верить, аутизм пройдет» 0

Александра (IT-специалист): «Мне тоже когда-то хотелось приблизиться к таинственной «нормальности» – Сколько себя помню, меня не покидало гнетущее чувство из-за того, что я не могу, как все, общаться, радоваться, грустить. Я была странная, и все тут. – Встань и посмотри мне в глаза, – требовала первая учительница, – ты даже в глаза не можешь посмотреть! Скажи мне, скажи всем детям: когда ты, наконец, станешь нормальной? Ты вообще слышишь, что я тебе говорю?.. Мне всегда так хотелось приблизиться к этой таинственной «нормальности»! Когда я ждала собственную дочь, спрашивала у мамы: «А вдруг Соня будет, как я? Вдруг она не сможет общаться с детьми?.. Мама однажды остановила меня, нежно взяв за руку: «Доченька, но ведь это не болезнь, ты просто другая…» Соня тоже оказалась другой. Это было заметно уже в первые месяцы: она не просилась на руки, не отзывалась на имя. Когда малышке было три года, психолог из детского сада заговорила о диагнозе «гиперактивность»: если в группе становилось шумно, Соня начинала ходить кругами. А еще Соня не проявляла интереса к детям, как будто не замечала их. Моя мама не переставала повторять: да, Сонечка отличается от других детей… но что же в этом такого, ведь ты была таким же ребенком… А из тебя вырос хороший человек, любящая мать и самостоятельная женщина. Это поразительное сходство между мной и дочкой очень настораживало и пугало. На психолого-педагогической комиссии в ЦКРОиР Соня принялась рассматривать помещение, считать столы… Отошла в дальний угол комнаты и начала «играть в мультик», бегая по кругу и выкрикивая наизусть текст из понравившегося фрагмента мультфильма. Нам очень повезло: специалисты подождали, пока Сонечка успокоится, и лишь потом приступили к работе. Успокоившаяся Соня с легкостью ответила на все вопросы. А потом мы очень долго общались: психолог просила рассказать про нашу семью, мое детство, Сонино детство, предложила психологические тесты… – Вы когда-нибудь слышали о синдроме Аспергера? – осторожно спросила психолог. – Вам знакомо ощущение, скажем, «социальной слепоты», когда человеку сложно общаться просто потому, что он другой? Так я узнала точное название своей «странности» и наших с Соней проблем. Был шок и растерянность из-за незнания, что с этой информацией делать. На помощь пришел его величество случай в лице дефектолога из образовательного центра «Детская Академия», который посещала Соня. У нас появилась надежда, а у Сони сразу несколько наставников и куратор–дефектолог, наш ангел-хранитель. Клавдия Альбертовна проводит индивидуальные занятия с дочерью дважды в неделю. Каждый раз нас ждет стопочка распечаток – задания на дом. Благодаря настойчивости педагогов, нашей готовности работать в команде, и, конечно, усидчивости и терпению Сонечки, через полгода занятий у Сони появилась осознанная речь. Да, у нас остаются проблемы. Соня в четыре с половиной года только начинает проявлять интерес к деткам, общается избирательно, а с воспитателями с детского сада не общается вообще. Она еще не смотрит в глаза, но уже часто откликается на свое имя. Ее речь еще специфична, но это уже речь. А недавно Клавдия Альбертовна подвигла Сонечку еще на одну маленькую победу: моя дочь научилась различать основные человеческие эмоции!.. Моя дочь уверенно идет вперед, благодаря своему трудолюбию и поддержке близких. Светлана (экономист): «Сын замолчал после больницы» Как же больно и горько узнавать, что с таким шоком, как диагноз «аутизм», сталкиваются все новые семьи! Я ...
artiom-1

В чем дочка с синдромом Дауна может опередить маму и папу 0

Сначала ты переживаешь шок, потом постепенно горе становится счастьем материнства и отцовства, а потом ты регистрируешь общественную организацию. Таков в России путь многих активных родителей, чьи дети родились с особенностями здоровья. Родители маленькой красавицы-певуньи с торжественным именем Аполлинария счастливы, что вовремя встретили всех тех, кто помог их дочке с синдромом Дауна развиваться. Сначала помогали им, теперь они помогают другим родителям таких же детей. Так Татьяна Журина стала председателем некоммерческого партнерства семей, воспитывающих детей-инвалидов «Мыс Доброй Надежды». Девиз организации: «Синдром Дауна не трагедия, если тебя любят!» Татьяна Журина и ее единомышленники распространяют информацию о синдроме и развенчивают мифы, которые ему сопутствуют. На протяжении нескольких лет «Мыс доброй надежды» выпускал календари с фотографиями особых детей. Они показывали, что такие дети — равные среди равных, красивые и внешне, и внутренне. Кроме того, работал телефон доверия, где на звонки отвечали не профессиональные психологи, а родители таких же детей. — Как вы восприняли известие о рождении особенного ребенка? Татьяна Журина, мама Аполлинарии: О том, что у дочки синдром Дауна, мы узнали как и большинство — когда она родилась, а не во время беременности. Естественно, мы переживали. Перед нами стояли неприятные и серьезные вопросы, но за две недели мы оправились. Ребенок с нами, и я уверена, что в семьях должны расти все подобные дети. Петр Журин, папа Аполлинарии: Часто в прессе говорят, что отцы особых детей оставляют семью. Но посмотрите, сколько отцов на наших праздниках. Вовсе нельзя говорить, что отцы бросают семьи с особыми детьми, — это становится исключением. Я не уникум, я обычный папа. Конечно, для меня это тоже был шок, это была проблема. Но я справился. На самом деле — благодаря тому, что рядом появились люди, которые сказали, что это не страшно. — Кто помог вам справиться со стрессом? Петр Журин: После рождения Полина некоторое время лежала в больнице при родильном отделении. И заведующая этого отделения сказала: обратитесь в Downside Up. Мы поехали туда, и после общения со специалистами у нас как камень с сердца упал: это обычный ребенок, он должен расти в семье, мы будем его воспитывать. Да, врачи тоже перестраиваются: они по-прежнему обязаны поставить в известность о предстоящих трудностях, но не имеют права настаивать на решении оставить ребенка. Они информируют о вариантах, о способах получить помощь, а потом вы принимаете решение. — Где учится Аполлинария? Татьяна Журина: Сначала Аполлинария посещала интегративные садики «Наш дом» и садик на Новокузнецкой. Интегративные садики — в основном инициатива их заведующих. Дочка ходила в садик с двух лет, три года проходила в «Наш дом». В садике она говорила очень плохо и кратко, развернуто заговорила примерно в пять лет. Речь — вообще слабое место наших детей. Сейчас, она говорит хорошо и читает лучше многих в своем классе. Дочка также занималась в модельном агентстве Baby-Teen дизайнера Марины Маро, достаточно много снималась в социальных календарях, выступала в фольклорном жанре на благотворительных концертах. — Садики были интегративные, а школа — обычная? Татьяна Журина: Не совсем. Скорее «продвинутая». Сейчас Аполлинария — ученица театральной школы Сергея Казарновского «Класс-Центр». Это общеобразовательная школа, одновременно — театрально-музыкальная, изучают балет, актерское мастерство и т.д. Наш класс — 2 «Б». ...
apollinarija