Tag Archives: особые люди и общество


«Особая Мама» Фотопроект 0

"Особая Мама" Фотопроект Ко Дню Матери, мы представляем фотопроект «Особая Мама». Фотографы Ольга Латий и Светозар Белорусов. Этот фотопроект посвящен мамам особых детей, мамам детей с особыми потребностями, Особым Мамам. В проекте участвует десять мам, чьих детей называют детьми дождя. Десять мам, которые воспитывают детей с аутизмом. "Я - особая мама. Так случилось, что я стала мамой для непростого ребенка, ребенка загадочного, непонятного, ребенка, который живет в своем мире: ребенка с аутизмом. Но посмотрите на меня. Я мама, просто мама! Я люблю своих детей такими, какие они есть. Я вижу в своем особом ребенке то, что часто не видят окружающие: его красоту, его чистоту и искренность, его непосредственность, чувствительность и чувственность, его проницательность, его безграничную любовь. За спиной моего ребенка стою Я. Я его ангел хранитель, я его друг, я его учитель и я же ученик у него, у своего особого ребенка. Но кроме того, что я мама, я женщина! Посмотрите на меня! Я красивая, счастливая, веселая, любимая и любящая. Это Я! Особая Мама!"
Osobaya-mama

Этот замечательый принцип работает абсолютно со всеми — детьми и взрослыми! 0

Этот замечательый принцип работает абсолютно со всеми - детьми, взрослыми, целыми обществами!!!


Фото Хроники
Презумпция компетенции – термин, предложенный Кэрол Йоргенсен, специалистом по инклюзивному образованию. По ее опыту, очень часто потенциал ребенка с особенностями развития сложно или в принципе невозможно определить, и в большинстве таких случаев специалисты по умолчанию выбирают самые низкие ожидания в отношении ребенка. В результате, ребенок не получает необходимых услуг и ...
11148440_805198732888321_8505960476971451729_n

В рамках проекта «Львів у блакитному» школьники Львовской лингвистической гимназ… 0

В рамках проекта "Львів у блакитному" школьники Львовской лингвистической гимназии создали социальный ролик про аутизм


Ми такі як всі, тільки трохи інші!

В межах проекту "Львів у блакитному", школярі Львівської лінгвістичної гімназії, зняли соціальну реклами про аутизм!

Два спектакля особых театров 0

Спектакли двух особых театров людей на АРТ-ПИКНИКЕ Славы Фроловой!!! 4 и 5 октября, в честь грандиозного закрытия сезона АРТ-ПИКНИКА Славы Фроловой, на главной сцене сразу два спектакля особых театров! 4 октября, в 14:00 в 10-м павильоне ВДНХ Спектакль Интегрированной театральной студии «ФартУх» - «Зрительный зал или Почему мы ходим в театр?» 5 октября, в 13:00 на главной сцене АРТ-ПИКНИКЕ Славы Фроловой Спектакль Народного театра «Паростки» - "Муха-Цокотуха" Просмотр этих спектаклей - это возможность по новому взглянуть на людей с особыми потребностями, на их способности, таланты и их яркую индивидуальность! Театральная деятельность с участием людей с особыми потребностями  основывается на принципах арт-терапии и служит идеям социокультурной реабилитации инвалидов. Деятельность таких театральных студий - это реализация возможностей для развития личности участника, развития группы, развития нашего общества.  В спектакле инвалидность не отображается, как изъян человека, а обыгрывается в качестве одного из свойств человеческой индивидуальности.  Руководитель театра "Паростки" Любота Виталий об особых актерах театра. Актори чистої душі… Коли ми говоримо про творчість, то навряд чи пов’язуємо це поняття з якоюсь обмеженістю. Хоча, на перший погляд, художник ніби-то обмежений розміром свого полотна, музикант сімома нотами, а театральне мистецтво умовностями та засобами виразності. Але для справжнього творця це є точкою відліку, а не межею за яку неможливо перейти Акторам особливого театру. Окрім умовних перешкод доводиться долати власні функціональні обмеження, а найтяжче – це невіра та упередженість у суспільстві. Однак незважаючи ні на що вони грають у театр можливостей, а не у театр обмежень. Грають щиро, натхненно – серцем, душею. Так творити може людина тільки чистої душі! Актори особливого театру своєю грою створюють неймовірно колосальне інформаційне поле, поринувши до якого ніхто не залишається байдужим – ні актор, ні глядач. Це те місце, де із-за ілюзорності тілесних вад виривається назовні чиста непідробна душа, – яка сміється і плаче, дивується і дивує. Творчість цих людей не є простим лицедійством – те, що вони показують глядачеві із сценічних помостів є великим священнодійством, яке нікого не залишить байдужим. Головне захотіти побачити такий театр – театр, де живуть актори чистої душі. Об интегрированной театральной студии "ФартУх" Ми – інтегрована театральна студія «ФартУх» Київського міського Центру соціальної , професіїної та трудової реабілітації інвалідів. Театральна творчість інвалідів, які є акторами нашої студії, це і реабілітація і розвиток їх творчого потенціалу. Студія створена нещодавно, але вже має продукт. Цей продукт, тобто виставу, ми хочемо вам показати. Вистава має назву «Глядацька зала або Чому ми ходимо в театр?». Ми впевнені в тому, що кожен зустрічав у глядацькій залі людину, яка галасує, чавкає, голосно спілкується по телефону або навіть хропе. А тепер уявіть, що вони зібралися всі в одному залі... А для того, щоб ви краще могли це уявити, ми запрошуємо вас на виставу «Глядацька зала або Чому ми ходимо в театр?», яка відбудеться 5 жовтня, у рамках Арт-пікніку Слави Фролової на ВДНГ. Побачимося на Арт-пікніку!:-)
health_iskusstvo_biti_drugim06

Мастер-класс «Театральные техники в психолого-коррекционной работе с людьми с особыми потребностями» 0

Приглашаем на уникальный мастер-класс неповторимого Виталия Люботы! Когда? 4 октября 12:00-15:00 Где? В рамках АРТ-ПИКНИКА Славы Фроловой, на территории ВДНХ (ст.м. Виставковий Центр), 4-й павильон Для кого? Для педагогов, психологов, терапевтов, работающих с людьми с особыми потребностями Для родителей, которые воспитывают ребенка с особыми потребностями. Для всех желающих Ведущий мастер-класса Виталий Любота – руководитель Народной театральной студии особых людей “Паростки”, режиссер, педагог спец дисциплин. Автор и ведущий уникального проекта – Театральная лаборатория для особых людей В мастер-классе: Использование театральных техник в психокоррекции и педагогической работе с людьми с особыми потребностями Театрализованная деятельность, как методика развития возможностей людей с особыми потребностями Познание личного пространства человека и его расширение Взаимодействие личного пространства и пространства группы Поиск себя в широком пространстве – в социальном пространстве Создание игрового пространства Театрализованные игры и игровые театрализации Участие людей с особыми потребностями в театрализованной деятельности – это возможности для развития личности участника, развития группы, развития социума. Театрализованная деятельность для людей с особыми потребностями, как модель жизненных ситуаций создаёт благоприятные условия - для развития эмоционально-волевой сферы; - для речевого развития; - для самовыражения и самореализации; - для социальной адаптации; - а также способствует развитию эмпатии – способности распознавать эмоциональное состояние человека по жестам, мимике, интонации, умение ставить себя на место персонажа, выражать свое собственное отношение к добру и злу. Это уникальный мастер класс, который даст Вам возможность по новому взглянуть на людей с особыми потребностями, на их способности и их глубинные ресурсы! ВНИМАНИЕ! Регистрируйтесь на мастер класс тут http://mivmeste.in.ua/registraciya-na-master-klass/ Дополнительная информация – 093 652 1812
collage

Театральная Лаборатория Состоялась 1

  2, 3, 4, 5-го июля в рамках АРТ-ПИКНИКА Славы Фроловой был реализован уникальный проект - Театральная Лаборатория Виталия Люботы для особых людей! Наши ребята играли, танцевали, музицировали, рисовали, создавали, ТВОРИЛИ!!!! В результате особой творческой деятельности родилась на свет небольшая постановка, которую ребята показали на главной площадке АРТ-ПИКНИКА Славы Фроловой! Мы все получили безумный заряд вдохновения! Эти незабываемые моменты навсегда останутся в наших сердцах! Больше фотографий смотрите в Facebooke - тут 
DSC_0759

Мастер-класс «Сопровождение людей и детей с нарушениями зрения» 0

Мастер-класс «Сопровождение людей и детей с нарушениями зрения» Этот мастер-класс - это изменение Вашего мировосприятия, это возможность почувствовать и понять, как ощущает мир человек с нарушениями зрения. Этот мастер-класс научит  Вас доверять и поддерживать! Это опыт, который Вы не забудете! Когда? 4 июля в 11:00 Где? На АРТ-ПИКНИКЕ Славы Фроловой, ВДНХ, 8-й павильон Если судьба столкнет Вас с незрячим человеком, знайте, что это такой же человек, как и Вы, что он живет с Вами в одном мире и обладает теми же чувствами, мыслями и ценностями. Каждый человек имеет свои возможности. Люди склонны формировать свои собственные убеждения по отношению к людям с инвалидностью, к «очевидно» отличным (от их собственных) функциям тела, строению тела. Люди часто думают, что инвалидность – это что-то странное и непонятное. Они также могут чувствовать жалость к людям с инвалидностью и энергично им помогать, или же наоборот – могут держаться в стороне и избегать людей с инвалидностью. Все это происходит потому, что большинство обычных людей не имели опыта общения с людьми с ограниченными возможностями, не научены с ними общаться. Ни опекающе-жалостливое отношение к людям с инвалидностью, ни страх перед общением с ними не помогают. И, тем более, не являются знаками уважения по отношению к ним. Этот мастер-класс направлен на то, чтобы изменить убеждения людей по отношению к людям с нарушениями зрения, научить помогать им в сопровождении, узнать подробнее о технике сопровождения и самим ощутить окружающий мир без помощи зрительного анализатора, а также посмотреть на мир глазами людей с нарушениями зрения. В этом тот мастер-классе: Кто такие люди с нарушениями зрения? Какие могут быть нарушения зрения? Правила общения людей с нарушением зрения Техника сопровождения людей с нарушением зрения Сопровождение на улице и в помещении, в транспорте, в общественных местах. Практическая часть по сопровождению незрячих людей (участники будут по очереди в роли сопровождающего и сопровождаемого) Общаясь с незрячими, не показывайте жалости, которая их раздражает, не спешите выразить свое соболезнование, сентиментальное сочувствие. Ведите себя ровно, спокойно и доброжелательно, но будьте готовы оказать помощь и проявить заботу. Ведущая мастер-класса Наталия Гладких, учитель-дефектолог (тифлопедагог), социальный педагог. Места работы: СОШ "Надежда" и Центр социально-психологической реабилитации детей и молодежи с функциональными ограничениями  Соломенского р-на. Регистрация на мастер-класс тут http://mivmeste.in.ua/registraciya-na-master-klass-soprovozhdenie-lyudej-i-detej-s-narusheniyami-zreniya/
загруженное

Театральная лаборатория Виталия Люботы 0

Уникальный проект - Театральная лаборатория Виталия Люботы. Для кого? Для подростков и взрослых с особыми потребностями (от 10лет и старше) Для родителей  подростков и взрослых с особыми потребностями Для специалистов, работающих с  подростками и взрослыми с особыми потребностями Для всех желающих Когда? 2, 3, 4, 5 июля с 11:00-14:00 (с перерывом) Где? В рамках АРТ-ПИКНИКА Славы Фроловой, на территории ВДНХ (ст.м. Виставковий Центр) РЕГИСТРАЦИЯ тут http://mivmeste.in.ua/registraciya-na-uchastie-v-teatralnoj-laboratorii/ ПРОГРАММА тут http://mivmeste.in.ua/teatralnaya-laboratoriya-programma/ Подробная информация по телефонам (093)652 1812 или (050) 734 2881 Что такое театральная лаборатория? Театральная лаборатория - это способ взаимодействия, это арт-терапия, это возможность проявить свои скрытые способности и попробовать себя в театральном искусстве, это способ интеграции в общество посредством творчества и самовыражения! Интегрированный театр является универсальным средством общения; понимание этого мира. К тому же его возможности, в отличие от обычной формы общения удивительные и почти не ограничены. Человек с особенными потребностями, ограничен в общении и понимании, посредством театра он получает уникальную возможность выразить свои чувства и постичь этот мир на высоком уровне обмена информацией. Интегрированный театр позволяет принимать участие в культурной жизни общества, преодолевая стереотип восприятия человека с особенными потребностями не за ее социальный статус инвалид, а за тем на что она способна. Проигрывание болезненных аспектов жизни дает возможность человеку с особенным потребностями интегрировать свою боль, творчески его использовать – постепенно приобретать иммунитет к той реальности, которая раньше ставила в тупик. В процессе 4-хдневной работы участники лаборатории будут творить и импровизировать, выдумывать сценки и перевоплощаться, вдохновляться и играть! Результатом лаборатории будет создание мини-спектакля и представление его на сцене АРТ-ПИКНИКА Славы Фроловой! Для участия в лаборатории нет необходимости в особых знаниях и навыках. Участник может иметь ЛЮБЫЕ физические, ментальные и речевые ограничения. Ограничения - это не преграда для самовыражения и творческого проявления! Для участников, которые не являются людьми с особыми потребностями, участие в лаборатории - это прекрасная возможность прикоснуться к миру особых людей, к особому творчеству, поучаствовать в создании совместного с особыми людьми театрального спектакля ! Для участия в лаборатории регистрируйтесь на этой странице http://mivmeste.in.ua/registraciya-na-uchastie-v-teatralnoj-laboratorii/ Ведущий Театральной Лаборатории Виталий Любота - руководитель Народной театральной студии особых людей "Паростки", режиссер, педагог спец дисциплин Народная театральная студия “Паpостки” Цели деятельности студии Социально–психологическая адаптация детей, юношества, молодежи посредством театрального искусства, обучение и приобретение жизненно важных навыков через театр. Выявить, и раскрыть творческий потенциал людей с функциональными ограничениями, способствовать их последующему росту. Изучение влияния творчества на реабилитационные процессы людей с особенностями развития. Коллектив осуществляет гастрольные поездки по Украине, а также периодические выступления в домах культуры, санаториях, школах, детских учреждениях и на городских праздниках. Театр-студия «Паростки» является базовым по ...
e0db480-00

Арт-терапевт — это сталкер 0

Интервью с Арт-терапевтом, работающим с особыми людьми Александром Колесиным Санкт-Петербургский арт-психотерапевт Александр Колесин работает с инвалидами уже более 20 лет. Он — автор нескольких реабилитационных методик, связанных с осмыслением произведений разных видов искусства — живописи, скульптуры, драматургии, кинематографии. Музейная искусствотерапия стала основой для всей работы Александра Николаевича, так что будет логично начать с серию подробных рассказов о его методиках именно с неё. Александр Колесин:  С августа по декабрь 1993-го года я участвовал в организации конкурса-фестиваля одарённых детей-инвалидов «Надежда-2». В тот год в России второй раз отмечался Всемирный день защиты прав инвалидов (3 декабря), и мэрия Санкт-Петербурга выделила солидные средства на проведение праздничных мероприятий. Когда отгремели праздники, родители особых детей, участвовавших в концертах, и некоторые лидеры общественных организаций, заинтересовавшиеся нашими культурными проектами, предлагали дальнейшее сотрудничество. Передо мной встала дилемма — либо продолжать наши встречи и наполнять их новым содержанием, либо вообще прекратить эту практику. Тогда в мои служебные обязанности такие встречи не входили, и никакой структуры, занимавшейся организацией таких встреч, не существовало. И вот с середины декабря 1993-го года я стал еженедельно встречаться с группой детей-инвалидов и их родителей в Эрмитаже. Это была моя личная инициатива, которой я посвящал свои выходные дни. Так получилось, что эти занятия продолжаются до сегодняшнего дня – 20 лет с разными детьми и группами, на разных условиях и разных музеях. Мы делаем перерывы только на лето и на время, когда я уезжаю из Петербурга.   Как у Вас возникла идея реабилитационной работы на основе искусства? А. К.: Этот способ взаимодействия можно назвать технологией, его история насчитывает более двухсот лет. В России подобная технология практикуется с начала XIX века. Наиболее чётко сформулировал принципы такого взаимодействия с произведением искусства (картиной, скульптурой, архитектурным сооружением) в начале ХХ века петербургский краевед Николай Павлович Анциферов. В книге «Душа Петербурга» он пишет про спиритуализацию («одухотворение») художественного образа как способ общения с неживым объектом искусства. Анциферов считал главной задачей специалистов музейно-экскурсионной работы наполнить пространство города, дворцово-паркового ансамбля, музейной экспозиции переживаниями людей, которые создавали этот архитектурный ансамбль, скульптурный шедевр, живописное произведение. Экскурсовод, как проводник на таинственных тропах визуальных искусств, говоря о каком-либо артефакте, должен его одушевлять, превращая из объекта восприятия в субъект общения. Согласно этой концепции, настоящая художественная деятельность возможна в условиях «субъект-субъектного» взаимодействия, в процессе диалогического обмена ценностными суждениями и эстетическими оценками.   Как вышеозначенные умопостроения связаны с практикой музейной искусствотерапии? А.К.: Полноценное включение любого человека в пространство музея подразумевает постепенное усложнение диалога, нарастание его «многослойности». Посетителю музея (зрителю, слушателю, исследователю – обозначим его как первого участника диалога) необходимо войти в общение с художественным произведением (обозначим эту систему художественных образов как второго участника диалога). Если начальная ступень общения пройдена первыми участниками с ...
11

Стать Джоном Лахуцки. 0

Автор: Вера Шенгелия Людям свойственно умирать раньше смерти. Мечты детства разбиваются о непредвиденные трудности, планы, построенные в молодости, тормозятся неожиданными препятствиями, пока у человека не заканчиваются желания, фантазия и просто жизненные силы. Редко кому удается сохранить их перед лицом обычных житейских трудностей. Очень мало у кого получается изменить по-настоящему тяжелые обстоятельства. И совсем единицы могут сделать невероятное: отвоевать самого себя у враждебного мира, не похоронить себя, когда окружающие тебя уже похоронили, сохранить способность слышать, видеть, мечтать – и жить Джону Лахуцки двадцать один год. Он живет в Пенсильвании, в городе Вифлееме, со своей мамой Полой в одноэтажном белом домике, такие еще называют ranch house. Джон Джон Лахуцки болеет за New York Yankees и Philadelphia Eagles, смеется над своим чихуахуа Джембо. Одним словом, нормальный такой белозубый молодой парень. Разве что ходит на костылях. Но кто в наше время обращает внимание на костыли. Речь, напомню, об Америке. Другое дело, что совсем не про каждого двадцатиоднолетнего американца написана книга, которая выдержала уже несколько переизданий и переведена на несколько же языков. Про Джона Лахуцки такую книгу написал английский журналист Алан Филпс, при непосредственном участии Джона – на обложке они значатся соавторами. Книга про Джона, по сути его биография, называется The Boy From Baby House 10 – «Мальчик из дома ребенка номер десять». Эта книжка, кроме всего прочего, удивительна тем, что на несколько сотен страниц в ней с десяток кульминаций и приблизительно столько же концовок. По крайней мере, раз десять читатель точно думает, что вот это точно конец или что ничего более страшного, захватывающего или важного с главным героем не произойдет. Один из таких моментов – в самом начале книги. Четырехлетний Джон Лахуцки лежит на полу в комнате, где вместе с ним находятся еще десять детей. Никакого шума и гама не слышно. В медицинских карточках этих детей написано: церебральный паралич, олигофрения, дебильность, необучаемость. Так что им не положено развитие, им положен уход. Поэтому на них чистые колготки, и они недавно поели жидкого пюре из бутылочек. Теперь некоторые из них молча сидят в ходунках с открученными колесиками, а некоторые лежат в специальных шезлонгах. Никто не возит машинки по полу, не играет в кубики, не стучит игрушечным молотком – потому что это было бы уже развитие, а не уход. Так что в комнате очень тихо. В комнату, как пишет Алан Филпс, заходит его жена Сара, понятно, какие испытывает чувства, видя несколько неподвижных молчащих детей, разворачивается и уже собирается уходить, как слышит, как кто-то из дальнего угла комнаты говорит: «Вы придете еще?». Мизансцена выстроена таким образом, что читателю сразу становится понятно, что подавший голос Джон Лахуцки, которого тогда еще звали Ваней Пастуховым, обязательно выберется из этой комнаты и даже из этого дома ребенка номер десять, становится понятно, что Сара обязательно придет еще не раз, причем придет именно за ним, и все обязательно кончится хорошо, Джон перестанет ползать по полу и есть мерзкое жидкое пюре из бутылочки. Одним словом, становится понятно, как это важно – вовремя подать голос, позвать на помощь. Хитрость только в том, что это никакая не художественная литература, а Джон Лахуцки совсем не вымышленный персонаж. Вот он сидит в своем американском домике у большого окна с видом на дорогу, сидит на кресле, перед ним ...
10308426_528168813973075_2369551305876450671_n

Игра в поддавки 0

Автор: Екатерина Зотова Сравнивая нынешнее отношение к инвалидам в России с отношением 30-летней давности, я часто ловлю себя на мысли, что тогда всё было честнее. Люди, которые не хотели видеть нас рядом с собой, не особо стеснялись в выражениях. Это было больно, но не оставляло иллюзий. К тому же, всегда находились другие люди – те, кто, порой совершенно неожиданно, спешили нам помочь. Сейчас отзываться плохо об инвалидах становится дурным тоном. Подчиняясь новому тренду, люди улыбаются, все чаще уступают тебе место в транспорте, порой предлагают помощь… Но первая же попытка сближения нередко приводит к тому, что ты натыкаешься на стену отчуждения и понимаешь: изнутри общество меняется гораздо медленнее, чем снаружи… Равные или разные? В очередной раз этот вопрос всплыл для меня в конце апреля на VI международной конференции «Равные права — Равные возможности». Впрочем, для многих ее участников, чиновников от соцзащиты и активистов крупных организаций инвалидов, его попросту не существует. Уже очень давно они провозгласили и дружно отстаивают тезис о «равных возможностях» инвалидов и неинвалидов в современном мире. «Инвалиды – такие же люди, как все, только с особенностями здоровья. Поэтому они должны иметь равные со здоровыми возможности во всех сферах жизни, а называть их лучше людьми с инвалидностью, как бывают люди с синими глазами или с короткой стрижкой». Такова логика их рассуждений. При этом не вполне ясно, что они понимают под словом «возможности». Так, заместитель министра соцзащиты Московской области Н.Е. Ускова в выступлении на той же конференции предложила такое определение: «Принято говорить, что в обществе есть люди с ограниченными возможностями. Нам кажется, что это не совсем правильно. У нас есть люди с дополнительными потребностями, потому что их возможности – безграничны, и этому есть очень много доказательств. Последний яркий пример – выступление паралимпийцев в Сочи». Красиво звучит, не правда ли? Реальность или фикция? Так возможно ли реальное равенство людей с разными физическими и интеллектуальными возможностями? Как ни парадоксально, я бы ответила на этот вопрос утвердительно. Другое дело – необходимо понять, в чем именно эти люди должны быть равны и что вообще такое –пресловутые «равные возможности». Недаром еще одна участница конференции, адвокат из Бразилии Мария Горетти Санчес Лимо, напомнила о том, что равенство – очень неоднозначный термин. Воспринимая его как «равное отношение к людям», она отметила еще один немаловажный вопрос – соотношение понятий «равенство» и «справедливость». Равное отношение к людям – это всего лишь отсутствие дискриминации, а вовсе не льготы и преференции. На практике это должно выглядеть примерно так. По закону, выпускник-инвалид, как и все, имеет право поступать в любой вуз страны. В конкретном вузе ему должны предоставить беспрепятственный доступ в аудитории и необходимые условия для сдачи экзаменов и последующей учебы, включая спецсредства для людей с нарушениями зрения, слуха и функций рук. К его физическому состоянию нельзя предъявлять требований, отличных от тех, которые предъявляются к абитуриентам без инвалидности: если к здоровью последних не предъявляется никаких требований, значит, вуз принимает людей с любым физическим состоянием. Если же такие требования есть, человек с инвалидностью должен им соответствовать. При этом чтобы поступить, он должен продемонстрировать равный с другими абитуриентами уровень знаний. Именно так это работает в ...
10352779_532816753508281_4447471602612456093_n

Что изменится в мире, если мы лишний раз поддержим того, кто слабее? 0

Он просто стоит возле детской площадки и тихо смотрит как играют его сверстники. Вот и сейчас его вывел чей-то папа под общий недовольный гул: "Пожалуйста, уберите своего мальчика, он мешает играть остальным!" - Мам, а я правда дурачок? Он смотрит на меня своими огромными голубыми глазами, пытаясь прочитать ответ на моем лице и достучаться до правды. - Тема, ты что.. Нет, нет конечно!!!! ( постепенно до меня доходит...) Кто тебе сказал такое, сынок? Кто? - Никто... (опуская голову) Знаю - не скажет, ни за что не скажет. Будет молча переживать, будет снова уходить в свое зазеркалье, только бы не чувствовать как это больно - быть не таким как все. Не таким ловким, не таким быстрым, не таким умным, как остальные. Быть просто другим, особенным с приставкой "минус", а не "плюс." Он почти не плачет. Плохо говорит. Коверкает слова и не может объяснить свои ощущения. Ему 9 и у него аутизм. Он не умеет как многие мальчишки в его возрасте кататься на велосипеде, не понимает как играть в футбол и в какие ворота нужно забрасывать мяч, не может усвоить правил командой игры и часто просто стоит возле детской площадки и тихо смотрит как играют его сверстники. Вот и сейчас его вывел чей-то папа под общий недовольный гул: "Пожалуйста, уберите своего мальчика, он мешает играть остальным!" Тихонечко, послушно, безропотно уходит. Такая тишина вдруг, как будто бы звук во всем мире выключили... А жизнь продолжается, но для меня на мгновение все остановилось. Он идет ко мне, а я чувствую как сжимается мое сердце, но не от боли, а от огромного желания хоть что-то изменить в этом мире, чтобы люди хотя бы немного понимали друг друга. Осторожно обнимаю сына за плечи. Потом все крепче и крепче, как будто заново возвращая к чувствительности, он сейчас как будто заморожен, он ничего не чувствует. Конечно. Так легче. И шепотом, про себя, себе: "Все будет хорошо, сыночек, все у тебя еще будет. Не переживай." И я знаю, что он не переживает. Он запретил себе переживать. Он запретил себе даже пытаться с кем-то сблизиться, потому что общение для него - это боль. Боль сплошным потоком. Черно-белой нескончаемой лентой, Мир - как стекло. Мутное, непонятное стекло. И он понимает, что за пределами этого мира он - другой. Не такой как все. Дурачок. А на самом деле - Маленький Принц. И я сажусь рядом и в сотый раз пытаюсь показать ему его огромную, космических масштабов ценность: " Ты- мое счастье, слышишь? Ты - лучшее, что случилось в моей жизни, Темка! Ты скоро научишься кататься на велосипеде, и играть в футбол ты тоже научишься, нам нужно заниматься, развивать руки и ноги, развивать координацию, у тебя уже хорошо получается ловить мяч! Скоро мальчишки возьмут тебя в свою команду, вот увидишь! Будешь нападающим! Будешь-будешь, никуда не денешься! Темка, все будет хорошо!" Не верит. Лишь на секунду глазки распахиваются, а потом снова замирают в пустоте. Пока ему в своем мире, за стеклянным забором привычней, чем снаружи, в этих каменных джунглях, где не понять где люди, где машины, где люди - машины без сердец, без времени на чужие проблемы, без желания вникать и углубляться в другую, такую непростую жизнь. И я могу понять жестоких в своей искренности детей, которые говорят то, что думают, и очевидно, следуя самому простому способу, просто выключают из игры того, кто не умеет, мешается, теряется, путает "право и лево"... Я могу понять осторожную логику взрослых: непредсказуемо, странно, а значит, опасно... Я могу понять очевидный ...
1cbe6a50065311e292c922000a1cf71c_7

Культура общения с кентаврами: где на самом деле рождается перемена отношения к инвалидам 0

Жена инвалида о высокой инва-моде, Паралимпиаде и о том, имеет ли все это отношение к нашей жизни  Без «ций» на устах Отшумела Паралимпиада, состоялся показ «Моды без границ». Мы гордимся, восхищаемся, поражаемся. Это нужно, это важно, но… к нам это не имеет ни малейшего отношения. Я - о нас с супругом-инвалидом. Обратила внимание, что если я более-менее интересуюсь подобной информацией, он проматывает ее в «ленте» на удвоенной скорости. «Почему?» - «Неинтересно». От второго «почему» я воздерживаюсь, это будет уже слишком глубоко и бесцеремонно. А ведь так хотелось, хотелось сказать: люди вон как для вас же стараются, демонстрируют высоты духа, мужества, силы, красоты и изобретательности… Как же – не интересно? Такие яркие, прекрасные примеры! Опять же – интеграция в общество, адаптация, коммуникация, реабилитация… Но теперь я понимаю. Мой муж отнюдь не просыпается с этими «…-ция» на устах. Он говорит мне «Доброе утро» и идет варить кофе. Я слушаю, как он гремит чайником, знаю, что может пролить воду, рассыпать зерна, упустить поднявшуюся кофейную пену. Но кофе будет сварен и принесен – медленно и осторожно, чтобы не пролить ни капельки, для него это настоящий эквилибристический номер. Плиту помоем потом и пол подметем! И это не эрготерапия, это - просто начало дня. А мы - просто живем. Как все, каждый день. Не ставим рекордов, не преодолеваем нечеловеческих препятствий, никого не хотим эпатировать и пугать. Несмотря на то, что мы, наша пара – не совсем такие, как все, мы живем обычно. Пусть в густом облаке удивленных взглядов, осторожных расспросов, в квартире, заваленной мозаиками и мячиками для развития мелкой и крупной моторик - но это наша среда обитания. И в ней все просто. Лаборатория и жизнь Достижения людей, с которых я начала свой текст, имеют к нашей жизни примерно такое же отношение к нам, как от-кутюр к обычной моде улиц. Явления родственные, но уж больно друг от друга далекие. Слишком высока мода подиумов, чтобы примерять ее на себя даже мысленно. Во всех смыслах высока. Но человек более-менее сведущий знает, что не для того она создается, чтобы надевать и расхаживать. От-кутюр – лаборатория, в которой родится спустя какое-то время то, что будет приемлемо для всех. Здесь – лишь образы, идеи которым только предстоит воплотиться в «настоящую»одежду. И если есть уже показы моды для людей с инвалидностью – то это важная тенденция, прекрасная, но пока никак не сама жизнь. А жизнь – это когда мы приходим в магазин покупать что-то для мужа. Иногда продавцы перебарщивают с любезностью, предлагая ему примерить то и это, помогая залезть в рукава и т.д. Они стараются, пусть и перекладывают сахару подчас. Но магазины, по моим наблюдениям – самое здоровое с точки зрения отношения к инвалиду место. Денису показывают красивые куртки, вместе с нами обсуждают, идет – не идет и какая идет больше. Молодые мальчишки – вот лучший для нас обслуживающий персонал. Тут и сахару в меру, и внимания, и понимания, что именно мужу нужно. А «ограниченных возможностей» они словно не замечают. Быть может, это тренд? Вот пожилая тетенька на рынке может невольно и удивиться: «Ему?!» - вырвется у нее. «Ему»,- отвечу я и у меня тоже вырвется: «Пошли отсюда». Быть может, глупо, но мне кажется, что своим отказом обслуживаться в нетолерантной торговой точке я вкладываю свою песчинку в создание тренда. Вдруг тетенька задумается. Или вряд ли? В парикмахерских я сначала злилась. Здесь это «ЕМУ?!» звучит более громко и отчетливо – вот ...
10307431_520514351405188_1539090828383862578_n