Tag Archives: слабовидящие


Истории слепоглухих: жить прикосновением 0

Что мы знаем о слепоглухих людях? Не видит и не слышит – значит, не живет? Как они вообще могут что-то знать о жизни? Елена, Ирина и Лена слепоглухие. Все они выросли в детском доме для слепоглухих детей в Сергиевом Посаде. А сейчас раз в неделю они встречаются в Творческом Объединении Круг, где танцуют, рисуют, творят и просто общаются. И да – они видят. Немного. Слепоглухота не означает стопроцентной слепоты, но нам на самом деле очень трудно определить их уровень зрения. Ирина не видит почти ничего. И определяет людей по ладоням рук. Она - психолог, поэт и художник. Последние несколько лет ещё и танцует фламенко. Замужем . Муж видит и слышит. Елена тоже замужем, сыну – 7 лет. Она закончила педагогический институт и вернулась работать в детский дом, из которого сама вышла. Она учит детей рукоделию и любит красивую одежду и обувь с каблуками. Лена замужем за глухим мужчиной. Она отвечает за организацию досуга слепоглухих людей в Московской области. Для неё очень важно чувствовать себя нужной, помогать другим. Тифлосурдопереводчик – так называется профессия человека, который помогает слепоглухим общаться с миром. Общение это происходит «в руку» - то есть это почти тот же самый язык жестов, но считывающийся не через зрение, а через прикосновение. Терехов Родион, тифлосурдопереводчик. А ещё сопровождение слепоглухих – это… ну как танец, то есть надо чувствовать друг друга в этом плане, как идёшь. Подстраивать шаг. Если идёшь чуть-чуть впереди слепоглухого, он автоматически ориентируется на твоё положение тела. Соответственно – на автомате притормаживаешь перед всякими препятствиями, спускаешься и так далее… И уже подопечному проще ориентироваться бывает. Не может быть без доверительных отношений – не может быть нормального сопровождения и перевода. Проще говоря, он вам доверяет свою жизнь. Одно … зачастую может быть, что одно неверное движение и… всё. Может быть, чтобы любить жизнь, не обязательно слышать и видеть...   http://www.miloserdie.ru/articles/istorii-slepogluhih-zhit-prikosnoveniem
10415598_535804746542815_4541545899174332490_n

Увидеть мир: как и зачем путешествуют незрячие 0

Мы едем в путешествие, чтобы увидеть новый город или страну, красивую архитектуру или дикую природу. Ключевое слово в этой фразе – «увидеть». Но как и зачем путешествуют незрячие? – на этот вопрос, мне, как маме слепого ребенка, пришлось ответить самой себе. Ответ был неожиданным. Мы садимся в поезд и едем почти 2000 км, за окном мелькают пейзажи – деревеньки и стада коров, чем дальше мы уезжаем от Москвы, тем «более весенней» становятся картинки – распустились одуванчики, зацвели черемуха и плодовые деревья. Оттенки белого вдруг разбавляются сиренью. Я люблю смотреть в окно скорого поезда, так мне нравится ездить гораздо больше, чем самолетом. Рядом сидит мой сын, мне не приходится уступать ему место у окна, ему все равно, где сидеть. Но, конечно, не все равно, что там, за окном. «Сейчас мы проезжаем деревню, домики старые в основном, но есть и новые, красивые». Он знает, что такое старый и новый дом. У нас на даче он облазил все строения, поднимался на старый чердак, «помогал» рабочим строить новую террасу. «А новые деревянные или каменные?» со знанием дела спрашивает он. «Сайдинг», небрежно отвечаю я. В нашем купе нет посторонних, но если бы с нами ехал незнакомый сосед, он бы далеко не сразу догадался, что рядом с ним сидит мальчик, который никогда ничего не видел. «Зачем вы его куда-то тащите?» мог бы спросить меня этот гипотетический сосед, обнаружив особенность сына. Раньше я и сама задавала себе этот вопрос. До этого мы отлично ездили на море, купались в теплой воде, играли в песок, рвали теплый, нагретый на солнце виноград. Но путешествие, основная задача которого не поваляться на пляже, а узнать новый город – это совсем другое дело. На центральной площади стоят стилизованные под позапрошлый век кареты – есть большие, куда можно забраться вчетвером, есть маленькие – для двоих. Первые возят пары лошадей, во вторые впряжены кони по одному. И вот его первое впечатление от средневекового города – неровная булыжная мостовая, которую можно потрогать рукой, и цоканье копыт. «Мимо нас сейчас прошла одна лошадка, а вот следом идет пара», говорит он, внимательно прислушавшись. И я понимаю, что никогда бы не обратила внимания, не скажи он об этом. Пока он слушает стук копыт, аккуратно ходит по брусчатке, вдыхает запах жареных колбасок из соседнего открытого кафе, я закрываю глаза и пытаюсь представить себе это место без визуального ряда. Поначалу выходит плохо – мне не хватает красок и очертаний, но потом я понимаю, что просто не привыкла к другим способам восприятия реальности. Большую часть информации о мире мне дают глаза, но это от того, что я не использую свой слух и обоняние. Например, этот город, на самом деле, – огромный цветущий сад. Везде разлит запах сирени и других цветов, но рассматривая то, что нас окружает, я не придаю большого значения этому тонкому аромату. А мой сын придает. На площади бьют часы, у уличного торговца что-то подгорает, недалеко группа иностранцев заговорила по-английски, а рядом с полюбившимся нам кафе есть загончик, в котором живут две добрые и ленивые овечки, а также злая коза с козленком. Про животных он рассказывает мне в первый же вечер. «А почему ты считаешь, что овечки добрые, а коза злая?» «Ну как же, мама! Овечки стояли смирно, и я мог их гладить. Они были мягкие как большие подушки, а коза, пока я их гладил, подскакивала и бодала их. Конечно, она вредная». Кстати, наблюдая общение посетителей кафе с животными в течение следующих дней, я поняла, что сын не ошибся, ...
10268707_521534111303212_3670604185826225592_n

Граффити для слепых 0

Уже несколько лет подряд тридцатилетний житель французского города Нант, райтер со стажем и любитель путешествий, под ником The Blind разрабатывает новаторский проект граффити для слепых, превращая весь город в творческое пространство. Эта масштабная задумка появилась из огромного желания сделать граффити видимыми и читаемыми для большего количества людей. К тому же у проекта есть и социальная подоплека: зрячие и незрячие взаимно нуждаются друг в друге, чтобы увидеть произведение и понять его. Это визуальное искусство в трех измерениях выбирает своей творческой площадкой памятники истории и культуры и фасады жилых зданий — самые посещаемые и многолюдные места. Художник тщательно скрывает свое имя, на фотографиях всегда спрятаны глаза. Известно лишь, что он активный участник творческой тусовки, завсегдатай выставок, заядлый путешественник, объехавший полмира, даже в России побывал, в общем, современный парень с прекрасным чувством юмора. Выбравший совсем нестандартную тему для творчества. Сам художник не слепой, просто в один прекрасный момент он задумался над тем, что уличное искусство — граффити — всегда привлекавшее его своей свободой самовыражения и доступностью, в отличие от классического, «музейного» искусства, доступно всем… кроме слепых. Тогда и пришла идея выйти за пределы стандартного понимания граффити. В этой работе его особенно привлекает то тесное сотрудничество, которое должно возникнуть между зрячими и незрячими людьми: надпись может прочитать только слепой, привыкший к азбуке Брайля, но сделать он это может, только если граффити ему покажет зрячий. Такая интеграция и взаимопомощь уже заинтересовала Национальный институт молодых незрячих людей в Париже, который тесно сотрудничает с художником, расширяя пространство его деятельности. Помимо замечательной итерактивности инсталляций The Blind, его работы помогают обычным людям поставить себя на место инвалидов. Ведь не зная ключа, шрифта Брайля, они абсолютно не в состоянии понять изображенное, то есть оказываются в ситуации, столь частой для людей с ограниченными возможностями. Это немаловажная часть проекта, по мнению художника. The Blind выводит привычный для слепых шрифт Брайля на новый уровень, разрывая стандартные шаблоны и классическую форму, переходя от чтения с помощью пальцев к чтению всей рукой. Интересно, что, несмотря на некоторую сложность — нестандартный размер точек и расстояние между ними — граффити вполне читаемы незрячими людьми. Эта необычность, нестандартность, вызывающая всеобщее любопытство, привлекает огромное внимание к его работе, к этому типу письма. Желание понять зашифрованное послание вызывает необходимость получить ключ, другими словами обратиться к азбуке Брайля. Техника работы такова: художник прикрепляет полусферы из эластомера по заранее нарисованным трафаретным схемам. Выбор места определяет смысл всего послания: фраза всегда многозначна и, чаще всего, является обыгрыванием слов, связанных именно со зрением. Лозунги часто ироничные, иногда даже вызывающие. На здании суда в Нанте уже два года граффити The Blind: «Не пойман — не вор». – Все были уверены, что это просто перевод названия, надпись мелькала во всех репортажах и интервью, — с юмором рассказывает автор. На здании музея надпись «Не трогать!» как протест против превращения искусства в неприступную крепость на особо охраняемой территории. И это тоже жизненно: в детстве райтера выгнали из музея, за то, что он прикоснулся к ...
10325402_517978174992139_4492605020090694998_n