Увидеть мир: как и зачем путешествуют незрячие


10268707_521534111303212_3670604185826225592_nМы едем в путешествие, чтобы увидеть новый город или страну, красивую архитектуру или дикую природу. Ключевое слово в этой фразе – «увидеть». Но как и зачем путешествуют незрячие? – на этот вопрос, мне, как маме слепого ребенка, пришлось ответить самой себе. Ответ был неожиданным.

Мы садимся в поезд и едем почти 2000 км, за окном мелькают пейзажи – деревеньки и стада коров, чем дальше мы уезжаем от Москвы, тем «более весенней» становятся картинки – распустились одуванчики, зацвели черемуха и плодовые деревья. Оттенки белого вдруг разбавляются сиренью. Я люблю смотреть в окно скорого поезда, так мне нравится ездить гораздо больше, чем самолетом.

Рядом сидит мой сын, мне не приходится уступать ему место у окна, ему все равно, где сидеть. Но, конечно, не все равно, что там, за окном. «Сейчас мы проезжаем деревню, домики старые в основном, но есть и новые, красивые». Он знает, что такое старый и новый дом. У нас на даче он облазил все строения, поднимался на старый чердак, «помогал» рабочим строить новую террасу. «А новые деревянные или каменные?» со знанием дела спрашивает он. «Сайдинг», небрежно отвечаю я.

В нашем купе нет посторонних, но если бы с нами ехал незнакомый сосед, он бы далеко не сразу догадался, что рядом с ним сидит мальчик, который никогда ничего не видел. «Зачем вы его куда-то тащите?» мог бы спросить меня этот гипотетический сосед, обнаружив особенность сына. Раньше я и сама задавала себе этот вопрос.

До этого мы отлично ездили на море, купались в теплой воде, играли в песок, рвали теплый, нагретый на солнце виноград. Но путешествие, основная задача которого не поваляться на пляже, а узнать новый город – это совсем другое дело.

На центральной площади стоят стилизованные под позапрошлый век кареты – есть большие, куда можно забраться вчетвером, есть маленькие – для двоих. Первые возят пары лошадей, во вторые впряжены кони по одному. И вот его первое впечатление от средневекового города – неровная булыжная мостовая, которую можно потрогать рукой, и цоканье копыт. «Мимо нас сейчас прошла одна лошадка, а вот следом идет пара», говорит он, внимательно прислушавшись. И я понимаю, что никогда бы не обратила внимания, не скажи он об этом.

Пока он слушает стук копыт, аккуратно ходит по брусчатке, вдыхает запах жареных колбасок из соседнего открытого кафе, я закрываю глаза и пытаюсь представить себе это место без визуального ряда. Поначалу выходит плохо – мне не хватает красок и очертаний, но потом я понимаю, что просто не привыкла к другим способам восприятия реальности.

Большую часть информации о мире мне дают глаза, но это от того, что я не использую свой слух и обоняние. Например, этот город, на самом деле, – огромный цветущий сад. Везде разлит запах сирени и других цветов, но рассматривая то, что нас окружает, я не придаю большого значения этому тонкому аромату. А мой сын придает.

На площади бьют часы, у уличного торговца что-то подгорает, недалеко группа иностранцев заговорила по-английски, а рядом с полюбившимся нам кафе есть загончик, в котором живут две добрые и ленивые овечки, а также злая коза с козленком.

Про животных он рассказывает мне в первый же вечер. «А почему ты считаешь, что овечки добрые, а коза злая?» «Ну как же, мама! Овечки стояли смирно, и я мог их гладить. Они были мягкие как большие подушки, а коза, пока я их гладил, подскакивала и бодала их. Конечно, она вредная». Кстати, наблюдая общение посетителей кафе с животными в течение следующих дней, я поняла, что сын не ошибся, описывая в первый же вечер их характеры.

А еще именно здесь, в путешествии, я обратила внимание на то, как мой ребенок вырос. Вместе с новыми размерами одежды и обуви у него появилось желание быть самостоятельным во всем. Привыкший ходить за руку, он попытался пойти куда-то сам в совершенно незнакомом месте. Желание уйти от сопровождающего сменялось неуверенностью и страхом, когда ему предоставляли такую возможность. Появление рядом мамы заставляло вздохнуть с облегчением.

Когда-нибудь, когда он станет взрослым, ему потребуется мужество и очень сильное желание познать новое, уверенность в себе и любопытство, чтобы оторваться от сопровождающего и научиться ориентироваться в пространстве самостоятельно. И если сейчас мы не покажем ему красоту и масштаб этого мира, будет ли у него так велико желание познать его, чтобы пойти на риск узнавания на ощупь?

В Швейцарии, где живет наша знакомая слепая девочка, на горнолыжных курортах никого не удивит, что среди обычных людей с гор спускаются и слепые – на горных лыжах. Они делают это так же ловко, как и другие. Для безопасности на них надеты специальные жилеты. Яркий цвет указывает всем видящим участникам процесса, что этот человек слеп.

Обучать горным лыжам начинают с раннего детства – с 3-4 лет. Тренер и незрячий ребенок надевают яркие жилеты и съезжают с почти пологой горки.

Путешествие в новое место – это увеличение сложности дистанции. Одно дело – научиться ориентироваться во дворе своего дома, совсем другое – в незнакомом городе. Но еще более сложно – это не приходит в голову нам, зрячим, пойти самостоятельно в лес, даже если лес находится в черте города и совсем не дремучий. Потому что сойти с широкой дороги на тропинку, а с тропинки в траву – невероятный «экстрим» для незрячего человека.

В один из дней мы поехали с сыном в зоопарк. Казалось бы, зачем? Таскаться весь день по дорожкам, слушать мои непрофессиональные рассказы о животных, которых я даже не всегда знаю, как правильно назвать. Но он был в восторге: «Ты слышала, как хрюкал бегемот, а трубил слон, а нырял и фыркал морж?»

В середине дня небо внезапно заволокло тучами, и пошел дождь. Взрослые поспешили к ближайшему кафе, но дети и наш сын в том числе, подставили лица теплому весеннему дождю.

Он улыбался самой счастливой улыбкой. И это остается загадкой для меня. Когда к младенцу приближает свое лицо мама, она улыбается, и маленький ребеночек начинает улыбаться в ответ. Слепой от рождения никогда не видел, что чувства проявляются именно так. Тем не менее, улыбнуться, потому что на душе радостно, для него также естественно, как и для всех остальных людей.

Посидев в кафе, съев любимую картошку-фри и закусив мороженым, он снова отправляется исследовать мир. После дождя запахи всегда становятся ярче, ему это интересно.

В течение всего нашего путешествия мы выбирали все время разные виды транспорта – мы ездили и на трамвае, и на фуникулере, катались по реке на кораблике. Эти перемещения в пространстве были ему очень важны: быстро – медленно, громко – тихо, вверх – вниз.

Когда мы поднялись на гору, для меня открылся панорамный вид на город, а он вдохнул в себя совершенно новые запахи. Кто из нас получил больше – я или он? Мы оба получили новые представления о мире, и неважно, что они были разные.

Мария МИРОНОВА

http://www.miloserdie.ru/articles/uvidet-mir-kak-i-zachem-puteshestvuyut-nezryachie